Значительную ценность для понимания социального строя горцев представляют материалы, собиравшиеся царской администрацией в шестидесятых годах в связи с проведением крестьянской реформы у горцев. К сожалению, материалы полностью до сего времени не изданы, а большинству работающих по истории горцев в XIX в. приходится пользоваться лишь отрывочными и обобщенными статьями, помещенными в «Сборнике сведений о кавказских горцах», не отражающими сплошь и рядом наиболее интересные моменты. Особенно относится это к Дагестану — вопрос об узденьских повинностях заботливо обходился в издаваемых комиссиями работах. Так, комиссии считают «зависимыми» лишь кулов, райятов и чагаров, которым и уделяют много места, описывая повинности и права этих групп. Разумеется, не случайностью, не недосмотром русских чиновников, заседавших в комиссии, можно объяснить это.

Мы несомненно имеем здесь определенную политическую линию. Русское правительство, опиравшееся в проведении своей политики на местных дагестанских феодалов, не признавало зависимости узденей. В «Краткой записке о зависимых сословиях в Дагестанской области» читаем: «Зависимость узденей не заключает в себе ничего похожего на крепостное право и на обязанности, из этого права вытекающие». Эта формулировка была чрезвычайно важна для властей, так как она позволяла основную массу дагестанского крестьянства оставить в зависимом от феодалов положении. В самом деле, в этом отношении «вся задача правительства заключается только в том, или следует узаконить обычаями установленный порядок пользования землей», т.е. узаконить узденьские повинности, или же «изыскать средства к наделению узденей землей», а что значит это наделение — хорошо известно из истории проведения на Кавказе крестьянской реформы 1861 г.