За ночь 11-й и 12-й бригад, итальянцы вынуждены были потерять целый день на развертывание, что в значительной мере упрочило положение республиканцев. Если бы с утра 10 марта итальянцы развернули главные силы двух дивизий первого эшелона, то им удалось бы затруднить положение малочисленных и занимавших широкий фронт 11-й и 12-й интербригад, которые в этот день являлись почти единственными боеспособными частями, прикрывавшими весь фронт от Бриуэги до Трихуэке. Перегруппировка 13 марта и выдвижение дивизий второго эшелона были проведены неорганизованно и лишь ослабили нажим на противника, что дало республиканцам возможность перейти в контрнаступление и овладеть Трихуэке.

Наконец, крупнейшей ошибкой был отход итальянцев вечером 18 марта на всем участке от Бриуэги до Трихуэке. Хотя все четыре дивизии итальянцев были сильно потрепаны в боях и действиями республиканской авиации, однако соотношение сил, в особенности в технике (за исключением авиации), все еще оставалось в пользу итальянцев. Недоукомплектованные после харамских боев республиканские части были также сильно потрепаны и устали. Удар республиканцев на Бриуэгу можно было парировать частями двух дивизий, выведенных в тыл в период 13—15 марта. Потеря Бриуэги не могла служить достаточным основанием для отхода.

Отход 18 марта является несомненным показателем сравнительно невысокой боеспособности и моральной неустойчивости итальянских войск. Характерно, что за период операции итальянцы потеряли пленными около 700—900 чел., в то время как пленные марокканцы за весь период войны насчитываются единицами, максимум — десятками.

С другой стороны, поражение итальянцев явилось следствием правильного использования республиканцами технических средств и хорошо налаженного взаимодействия их с пехотой.

Особо необходимо отметить правильное использование авиации для массированного удара по автоколоннам итальянцев, по скоплениям пехоты и по артиллерийским позициям во взаимодействии с пехотой и танками. Преследование отходящих колонн противника велось.