Я лично предупреждал Прието об одном факте такого рода: французский писатель Мальро с группой пилотов, в большинстве своем контрреволюционеров и авантюристов, живут в городе, в гостинице “Флорида”. Ежевечерне в одной из зал ресторана, куда собираются все летчики, на черной доске пишутся имена пилотов и пулеметчиков, которые должны утром вылететь на операцию, и час их отправки. Женщины, окружающие этих пилотов, надо полагать, связаны с мадридскими фашистами, которые по радио информируют противника. Я предлагал, чтобы пилоты ночевали в лагере (в 20-25 километрах от Мадрида). Предложение было принято, но до сих пор не проведено в жизнь.

Кроме того, я советовал министру авиации, Прието, чтобы самолеты каждый вечер улетали с аэродрома и приземлялись на засекреченных площадках. И это предложение осталось на бумаге.

В) ПРОБЛЕМА ЕДИНОГО КОМАНДОВАНИЯ И ЕДИНОГО ПЛАНА

Неприятель не так силен, как об этом пишут. Фашисты опираются, главным образом, на силы иностранного легиона и рекете, части, составленные из наваррских реакционеров. Рекстисты отличные стрелки. Дерутся они, как фанатики. Марокканцы уже не так надежны, как в начале войны. Через пленных мы узнали, что в армии противника много молодежи, завербованной в Марокко лишь в августе месяце, что этих молодых бойцов вооружают лишь на территории Испании, а в Африке им боятся давать оружие. Гражданская гвардия тоже ненадежна; солдаты при первом удобном случае дезертируют.

Фалангисты с военной точки зрения очень слабы, у них постоянно возникают конфликты с фашистскими офицерами.

Но сила врага в том, что у него осуществляются единое командование и единый план. Если внимательно изучить их операции, можно сказать, что они проводят последовательно шаг за шагом превосходно разработанный план.

У нас в этом отношении дело обстоит пока плохо. Еще 23 сентября начальник генерального штаба, командир Страда заявил в Совете министров, что он не имеет плана. Больше того, из представленного им доклада выявилось, что он не видит дальнейших перспектив. Он убежден, что война потеряна. Страда — доверенный человек Кабальеро. Если бы кто-нибудь из нас увидел его на улице, он подумал бы, что перед ним старорежимный лавочник. На заседании Совета министров Страда вынужден был признать абсурдность некоторых решений своего генерального штаба. Так, например, каждый раз, когда надо было где-нибудь заткнуть дыру, туда перебрасывали с других фронтов батальоны 5-го полка. В течение 12 дней 14 батальонов перебрасывались с места на место, всякий раз с потерями, бывали случаи, когда эти потери доходили до 70%.