Хорти сообщил, что принимает предварительные условия перемирия, но просит лишь об одном: сохранить это пока в тайне, а также приостановить продвижение советских войск с юго-востока на север, иначе 1-я венгерская армия, на которую он рассчитывает опереться при выполнении соглашения о перемирии, окажется отрезанной от Будапешта.

11 октября делегация снова посетила В. М. Моло-това и вручила ему радиограмму регента от 10 октября. В тот же день Советское правительство сообщило делегации, что, поскольку согласие Хорти имеется, а письменные полномочия отправлены с курьером, нет необходимости ждать его прибытия. СССР готов подписать предварительные условия соглашения о перемирии.

В тот же вечер Фараго сообщил об этом Хорти, добавив, что Советское командование, удовлетворяя просьбу венгерской стороны, готово на десколько дней прекратить наступление своих войск, дав возможность венгерскому правительству подготовиться к выполнению условий перемирия. Фараго предложил также, чтобы специально выделенные для этой цели венгерские офицеры перешли линию фронта и вступили в контакт с Советским командованием для обсуждения конкретных мер по выполнению условий перемирия. После этого венгерская сторона стала ждать развития событий, которые должны были произойти на основе достигнутой договоренности. Но 15 октября из Будапешта поступили неутешительные телеграммы.

Подавленное настроение членов делегации несколько улучшилось после прибытия в МЬскву вечером 15 октября майора Немеша с письменными полномочиями для подписания окончательного соглашения о перемирии. Он передал генерал-полковнику Ф. Ф. Кузнецову письмо Хорти Сталину. В письме говорилось:

«Уполномочиваю генерал-полковника венгерской армии Габора Фараго, чрезвычайного и полномочного министра Домокоша Сент-Ивани и преподавателя университета графа Гезу Телеки от имени Венгерского королевства подписать соглашение о перемирии с союзными державами: СССР, США и Великобританией.