Выло принято также постановление о разрешепии деятельности левой и запрещении крайне правой прессы, а также об освобождении политических заключенных. Заседание совета министров подтолкнуло министра иностранных дел Хеннеи вызвать к себе 14 октября в 9 часов утра своего заместителя Юнгерта-Лрпоти и обсудить с пим подготовительные мероприятия в связи с подписанием перемирия по дипломатической лпиии. Он настолько был не посвящен в уже предпринятые в этом направлении шаги регента, что обратился к шведскому и турецкому правительствам с просьбой о посредничестве.

«Я решил,— писал он в своих воспоминаниях,— что просьбу о перемирии передам устно и письменно лпчпо этим двум послам, а также дам указапие нашим послам в Стокгольме и Анкаре предпринять подобные шаги и поставлю в известность все вепгерские посольства о факте нашего обращепия с просьбой заключить перемирие. Я намеревался, кроме того, дать указапия нашим послам в Стокгольме и Анкаре попытаться, насколько это возможно, добиться принятия наших следующих просьб: вывод немецких войск из Вепгрии должен быть осуществлен так же, как это было сделано в Финляндии. Венгрию оккупируют войска только союзных держав; в несении полицейской службы должны участвовать и венгерские органы правопорядка. Будапешт оккупируют союзнические войска, и Будапешт должен быть оккупирован ими в том порядке, который разработает совет министров. Я попросил закончить всю подготовительную работу по этому вопросу к 12 часам». Далее он пишет, что и на самом деле в 14 часов следующего для им были приняты послы, когда, разумеется, было уже поздно.

После заседания совета министров Хорти показал текст прокламации Лакатошу, который одобрил его, но тон документа посчитал слишком резким. Фразу в тексте «Венгрия с сегодняшнего дня считает себя находящейся в состоянии войны с немцами» Лакатош назвал роковой и настаивал на ее изъятии.