Все это должно указывать на наличие дробной производственной специализации, вероятно, повсеместной в эпоху бронзы, что получило различное отражение главным образом в погребальных обрядах (Бочкарев, 1975, с. 65—68; 1978, с. 48—53). При этом критерием определения специализации умершего может служить находка в погребении одного, возможно, наиболее яркого, характерного для данного вида ремесла орудия или инструмента (часть вместо целого), т.е. атрибуция того или иного инструмента, как, например, тесла как инструмента плотников или шипа как инструмента кожевников (Бочкарев, 1978; Шилов, 1982; Синюк, 1983).

Некоторые исследователи отмечают необходимость определения более или менее целостного производственного комплекса, однако тогда обнаруживается картина совмещения нескольких специальностей в одном лице. Так, Ю.А.Смирнов отмечает, что если включить в число мастеров по изготовлению стрел погребения с выпрямителями древков, строгальным ножом или серией кремневых наконечников, то окажется, что такие мастера составляют почти 10 % населения, включая и грудных младенцев (1983, с.169).

Комплексы, привлекаемые исследователями в качестве определителей специальности погребенных, характеризуются самыми различными вариантами сочетания инвентаря, что указывает на отсутствие устойчивых качественных критериев для установления профессии. Так, Ю.А.Смирнов по погребениям катакомбной культуры в качестве орудий, непосредственно связанных с изготовлением стрел (с обработкой дерева и камня), называет: «выпрямители», «каменные орудия на отщепах, отжимники и отбойники. Так как эти орудия далеко не всегда присутствуют вместе, а чаще всего — то одно, то другое, то третье, автор считает, что теснота связей этих элементов должна подтверждаться не только непосредственной их встречаемостью, но и за счет других повторяющихся элементов, различного рода абразивов, каменных пестов, пестов-терочников (растиральников), каменных топоров, топоров-молотов, бронзовых предметов — шильев, ножей, пробойников и т.д. Таким образом, погребения мастеров по изготовлению стрел в исследовании представлены самыми различными вариантами сочетаний разных предметов (1983, с. 172—173; табл. 1; с. 174).

С.С.Березанская, к сожалению, не указывает состав инвентаря отмеченных ею погребений мастеров-профессионалов — стрелочников, лучников, косторезов, кожевников и т.д., так как исследование посвящено вопросам развития металлообрабатывающего производства. Погребениями кузнецов С.С.Березанская считает те, в состав инвентаря которых входят один или несколько медных предметов — шилья, ножи, тесла; каменных — либо наковаленка, либо топор-молот, пест или точильные камни.