Н.Э. «Военно-Ахтынская дорога и Самурский округ», дающая некоторые сведения, главным образом о самурских аулах. Между прочим, говоря о селении Борч, автор упоминает о наличии здесь ряда крупных владельцев овец: «В Борче в жалкой горной пустыне вы нередко найдете у лезгина до тысячи овец». В связи со встречей с андийским караваном на ахтынской дороге он сообщает мимоходом некоторые подробности об андийской торговле и ее судьбах после 1859 г. и т.п. К тому же типу относится статья Ву-четича «Четыре месяца в Дагестане», также упоминающая о самурских обществах. Некоторые очень интересные данные о социальном строе дает И.Бахтамов в статье «Чирка или аул Чиркей».

Он сообщает между прочим: «…аул Чиркей состоит в настоящее время из 700 с лишком дворов, из коих до 200 семейств считаются кулами (рабами), освобожденными, однако ж, на волю разновременно своими владельцами, а остальные жители считают себя узденями, свободными, никому не принадлежащими, самостоятельными; князей между ними Нет». Сведения эти представляют значительный интерес и имеют значение для разрешения проблемы феодализма на Северо-Восточном Кавказе. Они указывают на то обстоятельство, что при отсутствии феодалов и феодальных отношений в Чиркее существовали (очевидно, в первой половине XIX в.) отношения рабства, что рабы составляли до 30% населения и что, наконец, рабовладельцами были уздени, рассматриваемые на Северо-Восточном Кавказе обычно как свободное крестьянство. О Нагорном Дагестане также отрывочные сведения можно найти в сообщениях Костемеревского «Поездка в Гуниб-ский округ»4 и Кр-го «3 дня в горах Калалайского общества». Мы не будем продолжать, так как список таких работ, повторяем, очень велик, и во многих из них историк сможет найти интересные указания на те или иные моменты, играющие довольно видную роль в истории имамата.