Везенмайер считал это неприемлемым. По его мнению, Салаши должен был действовать самостоятельно.

Из записей в «хунгаристском дневнике», сделанных 26 сентября 1944 года, нам известно, что Салаши был склонен действовать без Хорти и без парламента, однако он просил у гитлеровцев соответствующих гарантий, в первую очередь чтобы они обороняли Венгрию (эта оборона не исключала отступления до Тисы и даже до Дуная), целиком и полностью поддерживали нилашистское движение и, наконец, вооружили нилашпстские отряды. Салаши считал, что время для путча наступило.

Он утверждал, что правительство Хорти намерено сложить оружие перед англичанами и американцами; против же Советского Союза оно по-прежнему полно решимости продолжать войну. «Началом запланированных действий,— говорил он,— следует считать момент, когда находящиеся в Венгрии немецкие войска будут выведены в тыл сражающимся на фронте двум венгерским армиям, чтобы своим присутствием помешать провалу, возможность которого нельзя не учитывать при таких событиях. Наибольшую опасность в случае захвата власти представляют две венгерские армии, сражающиеся на границе».

Уже в ходе совещания была достигнута договоренность о составе формируемого Салаши правительства. В него (помимо нилашистов) должны были войти представители единого фронта правых сил — Райниш, Ярош, Палфи, Юрчек, Рускаи, Ремени-Шнеллер и Сас. Салаши заявил, что через Берегфи он принял меры к тому, чтобы по его сигналу сменить командование венгерскими войсками, вплоть до командиров полков.

На совещании Везенмайер сообщил, что «по желанию фюрера Ференца Салаши нужно немедленно взять под немецкую вооруженную охрану». Заодно Везенмайер заверил Салаши, что отныне его рассматривают как единственное лицо, ответственное за положение в Венгрии.

Заверение Везенмайера подкрепило заявление Гал-л,ера от 28 сентября, которое пмело для нилашистов решающее значение.