В южном кургане под насыпью вскрыта частично ограбленная грунтовая могильная яма овальной формы, перекрытая каменными плитами. На дне ямы расчищены остатки погребения женщины, уложенной вытянуто на спине. Инвентарь, представленный бронзовым зеркалом с бортиком по краю и широкой петлей в центре, двумя сережками из золотой проволоки с изумрудной бусиной, аргиллитовой застежкой и каменными бусами (рис. 44), позволяет уверенно датировать погребение VII—VI вв. до н. э. [Грязнов, 1956. С. 9, 10. Рис. 2; Кадырбаев, 1959в. С. 15, 16].
Под северной насыпью («курган А») кургана 4 могильника Карамурун I (рис. 45) в центре площадки выявлена грунтовая могильная яма, перекрытая каменными плитами и ориентированная по линии СЗ-ЮВ. Яма ограблена, однако в ее заполнении и на дне встречены кости человека, среди которых найдена костяная игла с навершием в виде стилизованной головы хищной птицы. В восточной части подкурганной площадки находились обломки глиняного сосуда. Под насыпью южного кургана («курган Б»), ближе к восточной стороне, лежали обломки глиняного сосуда, а по площади кургана прослежены зольные полосы шириной 3-4 см, мощностью 3-5 см [Кадырбаев, 1966. С. 356, 357. Рис. 48; 49]. Приводимые планы могильника Карамурун I (рис. 45; 46) заставляет нас усомниться в том, что оба кургана составляют единый комплекс. Судя по планам, каменные гряды связаны только с южным курганом («курганом Б»). В таком случае мы имеем здесь дело с комплексом кургана с «усами» типа 1.