В Уральском музее революции, который Юровский посетил после своего приезда, среди экспонатов находился принадлежащий Ермакову пистолет Маузера К-96 модели 1912 года, из которого, как свидетельствовала пояснительная надпись, «были застрелены Царь Николай II и Наследник Цесаревич».

Ермаков «отметился» еще в одном, наиболее сложном вопросе — в сокрытии жертв расстрела: он утверждал, что «трупы горели до пепла и пепел был зарыт».

Павел Медведев по Дутовскому фронту хорошо знал Ермакова, приехавшего в ту ночь в Ипатьевский дом вместе с другим чекистом, не знакомым Медведеву, который лишь кратко описал его внешность. Все происходившее тогда в доме с плохим освещением наложило свой отпечаток на точность показаний свидетелей.

Личность чекиста, приехавшего вместе с Ермаковым, так и не установленная следствием, впервые была названа Юровским в 1934 году в его выступлении на закрытом совещании старых большевиков в Свердловске: «Принимать трупы я поручил Михаилу Медведеву, это бывший чекист и в настоящее время работник ГПУ. Это он вместе с Ермаковым Петром Захаровичем должны были принять и увезти трупы».