Между тем, в шамхальстве давно шли крестьянские восстания и шамхал недаром был верен царизму, он не мог управлять своими подданными иначе, чем силой царских штыков. Но и крестьяне шамхальства не были одиноки. В Дагестане нередко «вольные» общества, которым удалось к началу XIX в. освободиться из-под власти ханов, оказывали деятельную поддержку крестьянам ханства в их борьбе со своими угнетателями. Шамхальское крестьянство нашло помощь против своего владельца у соседнего общества Койсубу, которое и само не так давно освободилось от зависимости аварским ханам. Поэтому на протяжении всей первой половины XIX в. койсубулинцы пользовались среди дагестанских феодалов и царских офицеров славой одного из наиболее свободолюбивых обществ. Один из офицеров Генерального штаба, Мочулский, в сороковых годах давал им такую характеристику: «Край тот самый ненадежный и упорный в защите»’, или: «…они постоянно помогали всем возмутителям в Дагестане и без всякого сомнения самое беспокойное и опасное в оном общество».

События развернулись следующим образом: в 1823 г. претендент на шамхальское звание, Амалат-бек, убил одного из высших царских чиновников в Дагестане, полковника Верховского. Стоявший за кулисами этого убийства Ахмед-хан Аварский, стремившийся провозгласить Амалата шамхалом, тут же начал готовить поход против шамхальства. Нелады между феодалами и удар, нанесенный авторитету царизма убийством Верховского, послужили поводом к вспышке крестьянского восстания. «Шамхальцы, ненавидевшие своего владельца, заволновались, и два селения Кара-най и Эрпели, ближайшие к койсубулинскому обществу, первые подняли знамя восстания».