В последних числах июля 1785 г. имам предпринял безрезультатную попытку овладеть Григориополисским редутом, одним из тех трех редутов, которые прикрывали сообщения Владикавказа с линией. Впрочем, попытка эта, видимо, не была серьезным предприятием, т.к. неуспех ее совершенно не отразился ни на авторитете Мансура в горах, ни на дальнейших его действиях. «После сего сражения большая часть кабардинцев взбунтовались, отложились от нас и явно стали делать в границах наших наглости и разбой»!.

Отойдя от Григориополиса, имам вторично двинулся на Кизляр. На этот раз крепость была осаждена горцами, однако попытки штурмовать укрепленный форштадт были отбиты гарнизоном. Имаму пришлось снять осаду и отойти за Терек. Осенью 1785 г. имам собирает войска, но теперь кумыкские феодалы начинают отходить от движения. В связи с этим в документах появляются указания на начинающееся среди кумыкского крестьянства движение против своих князей: «…князья ни сами пристать ни хотят, ни подвластным ни позволяют, однако ж черный народ намерение имеет точно выйти из повиновения владельцев, князья ж и то де, говорят, буде паче чаяния кто самовольно на дерзость пустился, то по возвращении в Аксай не оставят ни одного, которого не убили». Но до активных выступлений кумыкских масс против князей дело, видимо, не дошло. В конце октября имам попытался перенести военные действия в Кабарду и направился туда с кумыкским и чеченским ополчением. Однако 2 ноября около Татартупа он наткнулся на большой специально собранный отряд под командой полковника Нагеля и атаковал его. После упорного боя Мансур был разбит и принужден бежать за Кубань. Движение было подавлено. Последние вспышки, связанные еще с именем Мансура.