Кроме того, в показаниях разбросан ряд интересных замечаний о различных значительных деятелях мюридизма, в частности, о Джемал ад-Дине, Гамзат-беке, о взаимоотношении Ташов-Хаджи с Шамилем и т.п. Ряд данных, приведенных в «показаниях», очевидно, широко использовался авторами статей «Кавказского сборника», писавшими по архивным материалам.

Часть показаний Орбелиани была издана в виде приложений к статье Е.А.Вердеревского «Плен у Шамиля», но пользоваться этой публикацией опасно. Прежде всего Вердеревский издал только первую часть показаний, да и то без первых страниц. Во-вторых, и то, что напечатано, прошло солидную редакцию, выбросившую ряд ценных и интересных для историка замечаний Орбелиани. Так, например, в фразе «положим даже, что, потеряв своих тысяч пять или шесть (что генералу Граббе ничего не значит, если он хочет достигнуть своей цели), мы успели бы занять ущелье…» предложение, взятое в скобки, выброшенно при публикации.

Значительное количество данных по истории имамата находится в дневнике А.И.Руновского, бывшего приставом при Шамиле, когда имам после подавления движения горцев жил в плену в Калуге. Согласно своим инструкциям, Руновский тщательно записывал содержание своих бесед с Шамилем, которые освещали ряд интересных вопросов во внутренней истории имамата. Дневник Руновского, хотя и не полностью, опубликован в т. 12 Актов Кавказской археографической комиссии (АКАК). Помимо этого, Руновскому принадлежит большое количество статей и брошюр, излагающих отдельные вопросы истории имамата и являющихся, в сущности говоря, повторениями дневника, а часто и дословными выписками из него. К таким статьям принадлежат: «Взгляд на сословные права и взаимные отношения сословий в Дагестане», «Кодекс Шамиля», «Мюридизм и газават в Дагестане, по объяснению Шамиля»4, биография Шамиля и многие другие. Но поскольку источником для всех этих статей послужил дневник, то мы остановимся лишь на нем.