Из сложившейся в начале 80-х годов чрезвычайной, не отражавшей общее соотношение сил ситуации они сделали вывод о военно-политической слабости Русского — государства и о перспективности военного наступления па Восток. Данная группировка ориентировалась на завоевание господства в Восточной Европе путем прямого применения вооруженной силы и поэтому поддержала кандидатуру шведского наследного принца Сигизмунда Вазы.

Эта кандидатура, выдвинутая первоначально не шведским правительством, а определенными кругами польско-литовского общества, представлялась политикам данной группировки предпочтительной сразу с нескольких точек зрения. Во-первых, с избранием Сигизмунда связывались непосредственно расчеты на инкорпорацию в состав Речи Посполитой шведской Эстонии. Тем самым было бы установлено господство польско-литовских феодалов в Прибалтике, что давало в руки Речи Посполитой мощное средство для эксплуатации в своих интересах внешнеторговых связей России.

«Преградим путь их товарам, они должны будут идти к нашей выгоде через руки наших купцов»,— писал в своей брошюре «Ratio pro electione Zygmunti» — Ст. Гостомский, один из главных публицистов шведской партии 20. Этим, однако, выгоды от избрания Сигизмунда и оформления тем самым военно-политического союза со Швецией для политиков, группировавшихся вокруг Яна Замой-ского, не ограничивались.

Главные преимущества польско-шведского союза, с их точки зрения, заключались в том, что он создавал благоприятные условия для политики широкой экспансии на Востоке. Уже в агитационном «письме», рассылавшемся сторонниками шведского кандидата по Речи Посполитой в первые месяцы 1587 г. указывалось, что совместные действия обоих государств являются гарантией успеха в войне против России.