В истории второго имама текст Боденштедта уже ближе к тексту Неверовского, что, однако, не исключает возможности использования одного общего источника. Мы приводили выше рассказ Неверовского. Не будем его повторять. Боденштедт лишь несколько варьирует это сообщение. Описание Боденштедтом убийства аварских ханов занимает как бы среднее место между версиями Прушановского и Неверовского. Наконец, Боденштедт приводит историю первых лет третьего имама, опять довольно близко следуя за Прушановским. Особо выделенная глава о законодательстве Шамиля сводит сведения Прушановского, Неверовского, Пассека и некоторых официальных документов, но, может быть, заимствована у Прушановского. В целом, книга Боденштедта не самостоятельна, но в некоторых случаях привлечение его данных становится необходимым, как, например, при описании появления мюридизма в Дагестане или в тех случаях, где данные Боденштедта отличаются от данных других наблюдателей. Особенную же ценность представляет известие Боденштедта о рукописи Хас-Му-хаммеда, почти единственном источнике истории появления мюридизма в Дагестане.