«В горах до сих пор господствует первобытная дикость, а если там и встречается кое-какая гражданственность, то ею мы обязаны магометанской религии, научившей горные общества жить и управляться хоть несколько по «человечески»». Окольничему вторит и Н.А.Волконский, один из соавторов большой работы «Война на Восточном Кавказе с 1824 по 1834 г. в связи с мюридизмом», публиковавшейся в «Кавказском сборнике». К мюридизму он относится как к «вредному для нас [читай, для самодержавия. — Н.П.] стремлению горцев, порожденному их религиозным возбуждением и направленному к нарушению нашего спокойствия и политических прав». А грабительскую колониальную политику царизма аттестует как борьбу «за порядок, подчинение ему дикой свободы». Тот же тон выдерживают и авторы бесчисленного количества и других статей.

Иногда, однако, некоторые из этих официозных историков проговариваются о том, что обычно держалось под запретом. Такие места особенно интересны для историка, так как они позволяют ориентироваться в содержании некоторых неизданных документов. Так, например, А.Юров, один из авторов статьи «1840, 1841 и 1842 годы на Кавказе», говоря о чеченском восстании 1840 г., неожиданно прибавляет: «Впрочем, достигнутых в данном случае результатов нельзя приписывать исключительно имаму, несмотря на его бесспорно недюжинные способности; мы сами посодействовали Шамилю, как только могли бы это сделать истинные его друзья». Речь идет здесь о гомерических размерах, которые приняло колониальное ограбление горцев (автор замазывает сущность колониальной политики царизма, обвиняя в злоупотреблениях низшую администрацию) в те времена, когда на Кавказской линии командовал Граббе и на левом фланге Пулло.

Наряду с высказываниями такого типа мы нередко можем найти в статьях военных писателей случайные замечания о внутренней истории имамата. В большинстве случаев автор не оговаривает при этом источника своих сведений, но чаще всего такими источниками оказываются архивные материалы, сводки сведений, приносившихся лазутчиками. Приведем пример. В статье А.Юрова «1843 г. на Кавказе» имеется такое место: «Шамиль образовывал в описываемое время денежную кассу, которой он дал название — казна шариата. Для этой цели он обложил.