В частности, в детально охарактеризованном Ю.А.Смирновым перечне инвентаря одного из погребений мастера по изготовлению стрел упомянуты: каменная наковаленка, пест для дробления кусочков руды и ее растирания, наковаленка для работы с металлическими предметами, бронзовый нож и бронзовое шило-пробойник (1983, с. 168). В данном случае можно допустить, что мастер специализировался не только на изготовлении стрел, но и на металлообработке.

В отличие от С.С.Березанской> которая по материалам катакомбной культуры отмечает отдельно погребения «стрелочников» и «лучников» (1980), И.Ф.Ковалева по материалам той же культуры выделяет погребения мастеров, которые занимались, по ее мнению, и изготовлением стрел, луков и колчанов к ним, так как в инвентаре этих погребений кроме набора готовой продукции, т.е. наконечников стрел, а также абразивов и отбойников для их изготовления, присутствуют различные инструменты — деревообделочные, плотничьи, кожевенные. Важно отметить еще одно замечание И.Ф.Ковалевой: «Полифункциональность является главной причиной того, что отнесение орудий к той или иной категории зачастую имеет условный характер» (1983, с. 42).

Очевидно, в силу этого и определение профессиональной принадлежности погребенных тоже имеет условный характер, и в качестве главного, решающего элемента в различных случаях выступает то сырье, то готовая продукция, то наиболее яркие и характерные изделия, а отсюда — и различная трактовка организации ремесла. Например, если на погребения литейщиков указывает действительно характерный набор инвентаря — формы для отливок, тигли, льячки, — то в отношении интерпретации других специалистов этого нет, что и обусловливает различный характер трактовки специальности, профессиональной дифференциации в развитии того или иного вида производства.

Отсюда различные взгляды на историю металлообрабатывающего производства по материалам Степной Украины. Например, С.С.Березанская считает, что литейное производство появилось позже кузнечного и независимо от последнего, на что указывает, по ее мнению, И четкое различие инвентаря в погребениях кузнецов и литейщиков, и это «противоречит отождествлению понятий кузнец-литейщик» (1980, с. 249). А В.С.Бочкарев, напротив, указывая на устойчивое сочетание инструментов литейного и кузнечного производств в погребениях, говорит о неразрывной связи профессии кузнеца и литейщика (1975, с. 65—68).