Утверждение И.Ф. Плотникова о присутствии Якимова при расстреле неслучайно приведено в скобках, которые избавили его от обоснования этой версии. Плотников связывает ее почему-то с Медведевым: * Приведенные выше и другие факты, подробности о расстреле из показаний самого Медведева свидетельствуют о присутствии его и Якимова при казни. Своей сестре К.А. Агафоновой Якимов тогда же сказал, что «картину убийства он видел сам»»*241. Нет, подробности свидетельствуют о том, что Клещев и Дерябин видели то, что и Медведев, а также слышали его рассказ охранникам о том, чего они не могли видеть и слышать. Позже он сообщил об этом и Якимову.

Заступив на дежурство в 2 часа дня 17 июля, Якимов, «не успокоившись после такого злого дела, не утерпел и пришел к Медведеву в его комнату… и стал расспрашивать про убийство. Медведев рассказал мне, что в первом часу ночи сам Юровский разбудил царскую семью и сказал при этом Царю: «На дом готовится нападение. Я Вас должен перевести в нижние комнаты». Тогда они и пошли все вниз. На мой вопрос, кто именно стрелял, Медведев мне ответил, что стреляли латыши. Больше я его по этому именно вопросу не спрашивал»242. Речь идет о тех всех «латышах»-чекистах, которые стояли в комнате, на пороге ее и до порога, а не о «некоторых латышах», в чем хочет убедить читателей И.Ф. Плотников.