Тарковским и с расположенной дальше, в глубине страны, в горах, основной массой чеченского населения и различными дагестанскими ханствами и обществами. Развитые феодальные отношения, господствовавшие в эту эпоху у большинства перечисленных народов, кроме Чечни, порождали ожесточенную классовую борьбу, и русский царизм, вмешавшийся во внутренние дела народов Кавказа для укрепления своего владычества, не мог не придерживаться в своей колониальной политике совершенно определенной линии, направленной на поддержку одного класса против другого. Но и в Чечне разложение родовых отношений привело уже к зарождению классового общества.

Поэтому и здесь идет принимавшая различные формы классовая борьба, и здесь царизм должен был выбирать какую-то определенную линию в отношении к слабым и зависимым родам, с одной стороны, и родам сильным, господствующим — с другой. Царизму нужно было определить свое отношение к процессу разложения рода и экспроприации родовой собственности.

Классовая борьба в аулах феодальных обществ в эту эпоху выражалась прежде всего в борьбе за землю, в борьбе за ликвидацию феодальных повинностей и даннических отношений. Речь идет здесь не только о борьбе дагестанских узденей и кулов с феодалами, об этой борьбе мы пока еще знаем немного1. Но наряду с борьбой внутри феодальных племен мы находим и борьбу пле-мен-данников с феодалами, взимающими эту дань. Пожалуй, больше всего сведений у нас о борьбе в Нагорном Дагестане. Здесь мы знаем о восстаниях кулов2 и о ликвидации даннических отношений со стороны ряда «вольных обществ», о высвобождении этих обществ из-под власти аварских ханов3. Картина, которую находим мы в Аварии, отражается и в классовых отношениях в шамхальстве. Известные черты ее можно найти и у кумык, где «черный народ» выступает в конце XVIII в. «против владельцев». Феодалы к моменту появления на Кавказе царских войск слабели, им приходилось иной раз поступаться своими правами, как это показывают факты освобождения «вольных обществ» от взноса дани или же переход.