Скорее всего, свою «долю» Свердлов сам установил, учитывая собственные «заслуги» в убийстве и ограблении Царской Семьи.

Но, главное, Юровский в докладе Свердлову сообщает о выполнении задания по ритуальному убийству.

Если бы не ранняя смерть Свердлова, Юровский, несомненно, занял бы видное место в его окружении, а так в дальнейшем он будет довольствоваться скромными постами, не попав ни в энциклопедии, ни в списки «славных имен революции и гражданской войны», оставаясь «фигурой умолчания». После взятия Екатеринбурга Красной Армией 15 июля 1919 года Юровский вернулся на Урал, став главой областной ЧК, возобновив свою «деятельность» по расстрелу местных жителей. Ленин считал Юровского «надежнейшим коммунистом», читай — испытанным палачом.

Юровский — один из немногих организаторов Екатеринбургского злодеяния, умерший ненасильственной смертью. Сталин, осведомленный о том, кому принадлежит «честь» убийства Царя, понимал, как может быть воспринята смерть Юровского от рук «карающих органов».

Понимал это и Юровский, напомнив «старым большевикам» в 1934 году, в преддверии «большого террора» , о своей руководящей роли в убийстве Царской Семьи и личном расстреле Царя. Сделал он это вопреки полученному им в 192 7 году через члена коллегии ОПТУ Ф. Го-лощекина устному приказу Сталина: «Ничего не печатать и вообще помалкивать».

Неизвестно кем были организованы в 60-е годы «воспоминания» участников убийства Царской Семьи,
* «Я назначил обследование, вызвавшее этот доклад, после сообщения, полученного мною от надежнейших коммунистов, насчет того, что в Гохране неладно» (Ленин беседовал с Юровским 16 мая 1921 г. Письмо Юровского Ленин получил 10 июня 1921 года).