Состоявших при них лейб-медика Боткина, служанку-Демидову Анну и слуг Харитонова и Труппа, он с этой целью в ночь на 17-ое июля 1918 года (н. ст.) заманил их в уединенную комнату нижнего этажа и здесь многочисленными выстрелами из револьверов причинил им смерть, после чего он и его соучастники завладели принадлежавшими убитым вещами и ценностями, т.е. в преступлении, предусмотренном 13 ст. и 2 и 4 ч. 1453 ст. улож. о наказ. Член Окружного суда Ив. Сергеев».

Стремление Сергеева выдать желаемое за действительное, не подкрепленное свидетельскими показаниями, приписать П. Медведеву то, что он не совершал, сполна проявилось в этом постановлении. Не мог действовать П. Медведев «по предварительному уговору с другими лицами», так как узнал о предстоящем расстреле Царской Семьи от Юровского «часу в того же вечера», когда получил его приказ «отобрать в команде и принести ему все револьверы системы Наган ». То, что сделал Юровский, — «заманил их [Царскую Семью. — BJC.] в уединенную комнату нижнего этажа», — Сергеев приписал Медведеву, а в стремлении объявить его чуть ли не главным в команде убийц («он и его соучастники»), следователь теряет чувство меры, утверждая, что П. Медведев «многочисленными выстрелами из револьверов причинил им смерть». В тексте постановления Сергеев указывает, что П. Медведев «распоряжался переноской трупов убитых на грузовой автомобиль и уничтожением следов преступления путем смывания и стирания крови как в месте расстрела, так и во дворе… Объяснение Медведева («Юровский послал меня в команду за людьми, чтобы смыть кровь в комнате») вполне совпадает с установленными следствием объективными данными и показаниями свидетелей», — указывает, ничуть не смущаясь, Сергеев.

Допрос производился уже после того, как 20 февраля Сергееву было объявлено о передаче дел Соколову, не успевшему лично допросить Медведева, который.