«Будет дан ряд указаний по возникающим вопросам.., в порядке комментария будет дано несколько ключевых формулировок».

Ротенбергер выставлял особое требование, чтобы судьи докладывали ему об уголовных делах в отношении поляков, евреев и других иностранцев, а также в отношении «уголовных и гражданских дел, в которых замешаны лица, являющиеся государственными или партийными чиновниками, деятелями НСДАП или людьми, занимающими какое-либо другое выдающееся положение в общественной жизни».

Напрасно мы будем искать простых, откровенных или прямых заявлений, которые Ротенбергер сделал бы в отношении злоупотреблений нацистской системы. О его истинном отношении к вещам можно судить только по двусмысленностям его уклончивого языка…

В одном из ранних выступлений перед гамбургскими судьями Ротенбергер подверг рассмотрению мнение министерства по поводу отношения к евреям со стороны юридических органов. Ротенбергер изложил следующие положения: тот факт, что ответчик по гражданскому делу является евреем, как правило, служит основанием для его ареста; евреи могут заслушиваться в качестве свидетелей, но при оценке их показаний следует проявлять крайнюю осторожность. Ротенбергер предложил, чтобы в Гамбурге не был вынесен ни один обвинительный приговор при условии, когда осуждение основывается исключительно на показании еврея, и что судьям надо дать соответствующее разъяснение.

21 апреля 1943 г., после длительного периода междуведомственных обсуждений, состоялось совещание статс-секретарей. Ротенбергер в то время занимал пост статс-секретаря в министерстве юстиции и участвовал в совещании, посвященном ограничению прав евреев. На этом совещании были рассмотрены проекты декрета, который длительное время подвергался обсуждению. Было достигнуто соглашение о внесении изменений в проекты. В результате было принято пресловутое 13-е распоряжение по закону об имперском гражданстве, предусматривавшее.