Руководители Венгерского фронта подчеркивали, что успешное осуществление перемирия возможно лишь в результате совместных действий организованных рабочих и армии. Хотя Хорти и его окружение открыто не высказались против предложений Венгерского фронта, на деле они не помышлялп о сотрудничестве с левыми силами, тем более не думали о вооружении рабочих. Именно поэтому Хорти почти две педели оттягивал встречу с руководителями Венгерского фронта.

11 октября Тильди и Сакашич прибыли во дворец для беседы с Хорти, во время которой он, как они оба отмечают, старался смешать карты; в его планах отсутствовала ясность и в общих, и в частных вопросах. Хорти болтал около часа и заявил, что о заключении перемирия, возможно, будет объявлено через семь-де-сять дней. Руководители Венгерского фронта попытались вести более конкретный разговор. Они предложили объявить 17 октября всеобщую забастовку, ввести в Будапешт войска и вместе с рабочими выступить против гитлеровцев. Однако Хорти уклонился от обсуждения этих вопросов п больше всего старался убедить представителей левых сил в том, насколько опасна земельная реформа на демократической основе. Все это свидетельствовало о том, что Хорти хотел осуществить соглашение о перемирии без помощи левых сил, опираясь только па армию, чтобы, таким образом, самому определять, какие уступки — в неизбежности которых он был убежден — делать левым, с тем чтобы одержать волну демократических преобразований в стране. Практически с воепной точки зрения Хорти почти ничего не сделал для осуществления перемирия.

Хорти считал падежными для себя 1-ю армию, которой командовал генерал-полковник Бела Миклош, п 2-ю армию — под комапдованием генерал-полковника Лайоша Вереша. Именно поэтому И октября он вел с ними переговоры и дал указание после получения от него тайного приказа вступить в контакт с советскими войсками и прекратить боевые действия. Помимо этого, никаких более серьезных мер Хорти не предпринял и лишь 13 октября отдал приказ 4-му корпусу, входившему в состав 2-й армии, отойти к Будапешту. Таким образом, после трех дней колебаний, 14 октября, он принял решение приступить к выполнению.