Реакционная политика самодержавия поссорить русских с горцами наносила огромный вред взаимоотношениям народов, вызывала озлобление русских крестьян на горцев. «Русские злятся на нас; зачем, говорят они, посылаете против нас стражников. Кроме того, крестьяне пишут солдатам, своим родственникам и знакомым, и солдаты угрожают нам: что не простят обиду, нанесенную их семьям»,— писала «Ирон газет» 27 июля 1906 г.

Власти принимали все меры к тому, чтобы обострить межнациональную рознь и у соседних горских народов. Для предупреждения новых выступлений в Садоне и Мизуре, терские власти направляли туда стражниками ингушей. Осетины изгонялись из низших должностей, а на их место становились ингуши. В то же время в карательных целях осетин направляли в Чечню.

Эти и другие меры правительства, местных властей по разжиганию межнациональной розни в годы революции наносили удар национально-освободительному движению горских народов, мешали сплочению их для совместной борьбы против общего врага в лице самодержавия, пришлых и местных эксплуататоров.

Большевики, все революционные силы края вскрывали провокационный характер политики правительства по использованию горцев в борьбе против революционного движения, подняли на борьбу против нее рабочих края, всех трудящихся области.

Против кампании по набору стражников Терско-Дагестанский комитет РСДРП выпустил в апреле 1906 г. листовку «К горцам, желающим отправиться в Россию охранять помещиков». Листовка заканчивалась призывом к горцам: «Долой врагов народа! Долой царское правительство! Да здравствуют горцы, борющиеся за свободу народа». Обман, провокационный характер вербовки разоблачали центральные большевистские газеты. На практике при наборе стражников, писал корреспондент большевистской газеты «Эхо», полиция и агенты помещиков за горцами охотились, принуждая их обманом, посулами идти на позорную службу. «…Чеченцев ловили буквально везде, на дороге, на базаре, на работе в поле». Взятых таким путем людей «изолировали от нежелательных встреч и разговоров. Они уезжали, не только не успев посоветоваться с родными и знакомыми, но даже не известив семью о своем аресте».