Проэксплуатировать эти движения, — и не растрачивая бесплодно энергии в борьбе со льдом, заставить его самого понести на себе путешественников к полюсу — такова была блестящая идея, честь формулировки и первой реализации которой принадлежит соплеменнику Амундсена, Фритиофу Нансену.

Подхватив именно эту мысль, американец Роберт Пири, о котором мы уже упоминали выше, долгое время исследовавший северную оконечность гренландско-канадского архипелага:—„Землю Гранта»и установивший там существование выгоднейшего ледяного дрейфа, направленного от побережья (мыса Колумбия) прямо на полюс — снаряжает свою прославившуюся экспедицию и, после трех с небольшим недель лыжного пути, 6 апреля 1909 г. достигает полюса.

За десять лет до того, сам Нансен испытывает свою идею, не с западной—как Пири—но с восточной стороны Ледовитого океана, отправившись в апреле 1893 г. на крепком суденышке „Фрам» в знаменитое плавание вдоль побережья Сибири. Расчет экспедиции был прост: дрейфующий лед — предполагал Нансен — где-нибудь должен завернуть на север и, пронеся путешественников сквозь полюс, доставить их обратно к берегам Шпицбергена или Гренландии. Осуществленный с исключительным мастерством в 1893—96 гг., этот план увенчался, как известно, лишь частичным успехом: дрейф не донес „Фрама» на целых 600 километров до полюса.

И вот, переждав войну в своем домике на берегу тихого Буннефьорда, Амундсен в 1918 г. извещает о намерении повторить предприятие Нансена. Для большего охвата Арктики дрейфом, он решает проплыть на восток Сибири дальше, чем это сделал Нансен: дойти до самого Берингова пролива и лишь оттуда—включившись в лед—додрейфовать до полюса.