Привествовал Краевой Совет и военный комиссар Временного правительства по Бессарабии меньшевик-оборонец Н. Д. Пальчиковский, возглавлявший какое-то время-исполком Кишиневского Совета рабочих и солдатских депутатов. Ярый противник большевиков, он призывал «не подчиняться декретам самозванных демагогов, имеющий смелость говорить от имени Российской демократии, оставаться на прежней позиции и ждать конституироваиия авторитетной власти».

Чтобы избавиться от большевизированных воинских частей, он направил Советам городов Бендеры, Тирасполя, Бельцы, Оргеева следующую телеграмму: «Согласно приказу Румчерода (эсера меньшевистского— И.Л.) с сегодняшнего дня надлежит приступить к расформированию ряда запасных полков. Приказ этот вызван стремлением разгрузить тыл от лишних частей и рот и дать фронту столь необходимое пополнение.

Надеюсь, что Советы совместно с полковыми комитетами устранят создаваемые отдельными лицами препятствия к: успешному расформированию полков и этот процесс пройдет в районе безболезненно». Но от перекочевавших чиновников прежнего правительства у Сфатул Цэрий реальной власти не прибавилось, поскольку уже давно, до свержения Временного правительства, его органы не владели ситуацией в Бессарабской губернии, продемонстрировали свою беспомощность перед лицом учащавшихся с каждым днем крестьянских выступлений, разгула хулиганства и бандитизма.

Двойственную позицию по отношению к Сфатул Цзрий заняли земства и думы. Как избранные после Февральской революции на демократических началах, они считали себя единственными «законными» местными органами власти. Будучи противниками октябрьского переворота, они в общем и целом одобряли появление в лице Краевого Совета враждебно настроенного к советскому.