Приведем для иллюстрации выдержки из высочайшего повеления на имя главнокомандующего Кавказской армией Гудовича: «Министр внутренних дел донес мне о доставленных Вам сведениях по просьбе отставного поруч. Столыпина об отводе ему для поселения и разных хозяйственных заведений до 4000 десятин земли Кавказской губернии, в Георгиевском уезде, по течении р. Кумы между дач казенных селений Солдатско-Александровского и Отказного состоящей. Утвердясь, что жительствующий на нем [на просимом участке. — Н.П.] без всякого утверждения горский уроженец уздень — Бегидов, с подвластными ему 20-ю душами, по уважению всегдашних от него беспокойств указанным поселянам, должен быть непременно оттуда переселен в другое место… Я поручаю вам просимый Столыпиным участок, до 4 тыс. десятин в себе заключающий, отвесть ему…».

Но если в 1807 г. раздачи шли преимущественно в ставропольских, калмыцких и туркменских степях, то в середине XIX в. они идут уже в непосредственной близости к самым горам. Сейчас же по завоевании Восточного Кавказа представители помещиков, жадно ожидая дележа вновь завоеванных земель, подсказывают начальству принципы этого дележа. Под стремление захватить большие и лучшие куски подводится даже «идеологическая» база. Вот что мы находим в одном из журналов I860 г.: «Одной из важных причин застоя промышленности в Кавказской области… должно считать отсутствие в крае помещиков.

Более или менее образованные и крупные землевладельцы — первые двигатели всякой промышленности и как потребители, и как люди с деньгами, и как образованный класс». Аттестовав, таким образом, с самой лучшей стороны крупных помещиков, без которых «мы дошли бы до состояния персиян или турок», автор переходит к делу: «Многие ветви сельской промышленности, самой выгодной и ценной, могут развиваться с успехом только в их [помещиков. — Н.П.] руках». И, наконец, «впрочем, и раздача земель в собственность за заслуги… не будет вредна в экономическом отношении», так как получившие землю чиновники затем перепродадут ее помещикам. И автор проектирует широкие раздачи «земель калмыцких, ногайских и горских вплоть до окрестностей гор» и, наконец, «в самых горах».