Присоединение Северо-Восточного Кавказа очень тесно связано с включением Закавказья в состав России. Собственно говоря, второе закончилось тогда, когда первое еще едва намечалось. С присоединением Грузии к России народы Закавказья избавлялись от чрезвычайно тягостного и разрушительно влиявшего на них турецкого и иранского господства.

Вторым благоприятным условием для дальнейшего развития Закавказья нужно считать установление тесных экономических связей с Россией, а затем и включение закавказских народов в общероссийскую хозяйственную систему. Но наряду с этими, несомненно положительными следствиями, присоединение имело и оборотную сторону, связанную с колониальной политикой самодержавия в разных ее проявлениях.

Понятно, что от присоединения Закавказья выиграла и Россия. Она не только получила богатые и торговые районы, не только приобрела возможность влиять на европейско-среднеазиатскую торговлю. Она получила земли с большими потенциальными хозяйственными возможностями: с горными богатствами и плодородными почвами.

Но, говоря об истории Кавказа в первой половине XIX в., приходится принимать во внимание не только взаимоотношения России и Кавказа с его ближайшими соседями, Турцией и Ираном.

На Ближнем Востоке завязался в это время один из очень важных узлов международных противоречий. По различным причинам кавказскими делами живо интересовались многие европейские державы, в особенности же Англия и Франция. Эти государства вели между собой борьбу за обладание ближневосточными торговыми путями и рынками. Россия, стоявшая на севере этих путей и владевшая частью рынков, рассматривалась ими как помеха, которую они стремились устранить.

Такое положение постоянной напряженности придавало на Кавказе особенно большое значение вопросам военным. Кавказский хребет, как известно, имел очень большое стратегическое значение: он отделял Закавказье от остальной территории империи. Сообщение между этими двумя частями возможно было в первой половине XIX в. лишь по двум дорогам.