И здесь снова, как и при допросе П. Медведева, удивляет краткость показаний Летемина, зафиксированных следователем И.А. Сергеевым в протоколе. Вызывает удивление тот факт, что интерес к Летемину со стороны Сергеева был проявлен только через два с половиной месяца после его задержания вечером 25 июля 1918 года и первого допроса, произведенного 7 августа начальником управления уголовного розыска Кирстой. Из показаний охранника в доме Ипатьева Летемина уже тогда стало известно о совершенном под руководством коменданта Юровского, убийстве Царской Семьи и Их слуг. Летемин узнал об этом от Стрекотина, стоявшего на пулеметном посту на нижнем этаже дома рядом с комнатой, где происходил расстрел, и видевшего все происходящее в ней в ту ночь.

На допросе 18-19 октября 1918 года, произведенным Сергеевым, Летемин повторил сказанное на первом допросе, в том числе и то, что ему стало известно со слов Стрекотина, который «видел, как в его смену сверху привели вниз Царя, Царицу, всех Царских детей, доктора, двоих служителей и женщину и всех их доставили в ту комнату, которая сообщается с кладовой. Стрекотин мне объяснил, что на его глазах комендант Юровский вычитал бумагу и сказал: «Жизнь ваша кончена». Царь не расслышал и перепросил Юровского, а Царица и одна из дочерей перекрестились. В это время Юровский выстрелил в Царя и убил его на месте, а затем стали стрелять латыши и разводящий Павел Медведев. Сколько было латышей, я не спросил».

Обращает на себя внимание тот факт, что на первом допросе, после слов «разводящий Павел Медведев» последовало очень важное продолжение: «Когда была убита вся Царская семья и ее прислуга, из дома Попова позвали охранников замыть следы крови. Трупы выносили на грузовой автомобиль и следы засыпали песком.