Председателем съезда был избран С. И. Кавтарадзе, член Кавказского краевого комитета РКП (б), заместителем председателя — Сайд Габиев.

Съезд работал с огромным политическим подъемом. Настроение делегатов прекрасно выражено в приветственной телеграмме В. И. Ленину—почетному председателю съезда.

«…Первое слово, которое сорвалось с уст съезда в этот торжественный момент окончательной ликвидации контрреволюции в Терской области— слово привета и глубочайшей признательности вам, как вождю революции бедноты, как застрельщику мирового восстания угнетенных и обездоленных против империализма и капитализма.

Съезд выражает непоколебимую уверенность, что жизнь человечества идет и будет идти по тому пути счастья и свободы народов, который вы пророчески предначертали. Терская республика, населенная маленькими народами, бессильными самостоятельно отразить меч империализма и монархизма, угрожающий им с востока и запада, видит спасение и избавление лишь в неразрывном органическом единении с рабоче-крестьянской Россией, в полном торжестве Советской власти и интернационале труда, знамя которого вы подняли над миром».

Съезд заслушал отчетный доклад председателя Совнаркома Ф. X. Булле, обсудил политическое положение на Тереке, указал, что надо делать дальше для укрепления обороны и мирного строительства, для разрешения все того же основного на Тереке вопроса о земле, внес изменения в конституцию Терской республики, вновь избрал областной Народный Совет.

Внимание съезда было сосредоточено прежде всего на вопросе о чермоевщине. Г. К. Орджоникидзе придавал большое значение опасности со стороны «горского правительства». В штабе Чермоева находились чеченские контрреволюционные шейхи Юсуп-Хаджи и «знаменитый» Али Митаев—«чеченский социалист», который, по выражению А. Шерипова, «надул Советскую власть».