Поняв бесперспективность идеологической борьбы против существующего строя, «борцы за народное счастье» обратились к террору, начав охоту на опору государства—честно исполняющих свой долг перед Отечеством и Государем сановников. Следом за идеями, а зачастую и вместе с ними, с Запада шли деньги на содержание армии террористов и пропагандистов, снующих между странами Европы и Россией. А между тем перспективы хорошо оплачиваемой работы, дешевизна жизни привлекали в Россию иностранцев, которых к 1913-му, самому благополучному году, было в России свыше 5 миллионов. Вкладывать средства в промышленное производство России для иностранных компаний считалось самым выгодным делом. Говоря современным языком, в инвестициях, за которые сейчас, сто лет спустя, так борется Россия, тогда не было недостатка.

Урал считался одним из самых благополучных и развитых регионов России с высоким уровнем жизни, в котором не было ни безработицы, ни недостатка в питании и жилье. В этой книге приведены примеры из жизни тех людей, которых судьба, как следствие всего произошедшего в те годы — войны, февральского и октябрьского переворотов, начавшейся гражданской войны — привела на Урал, в Екатеринбург и в Ипатьевский дом. После трагической гибели в нем русского Царя и его Семьи он стал самым известным домом не только в России, но и в мире.

В цепи событий, итогом которых стало принятие Ипатьевским домом весной 1918 года арестованного еще Временным правительством Государя и его Семьи, главным звеном явилась начавшаяся без малого четыре года тому назад «германская» война. В этом ее названии народ определил главного врага, от которого исходила угроза существования России, с нарастающей мощью и влиянием которой в европейских делах не могла примириться Германия. Вернуть Россию в допетровские границы, лишив ее выхода в Балтийское море, отторгнуть Польшу.