По своему происхождению источники, которыми мы пользуемся при исследовании имамата, можно подразделить на два основных массива: документальные и литературные источники, оставленные нам в наследство русской стороной, и источники горские, принадлежащие перу местных алимов — ученых мусульманских мулл. Первый массив неизмеримо многочисленнее второго. Если от первого до нас дошли десятки и сотни тысяч документов, тысячи статей, заметок и т.п., то книги и статьи горского происхождения составляют небольшой список, не превышающий двух десятков названий; значительно больше количество документальных источников этого происхождения, напечатанных и особенно неизданных.

Понятно поэтому, что из напечатанного материала основным источником наших сведений об имамате являются источники первого массива: документы, хранящиеся в архивах страны и изданные царскими историками, а также их работы, основанные на архивных материалах. Историк должен учитывать специфическую направленность этих работ, стремление оправдать колониальную политику, сводившееся к формуле: «цивилизовать горские народы, прекратить их хищнические набеги, представляющие постоянную и значительную угрозу для русских поселений на Кавказе». Складывались легенды о дикости горцев и неспособности их создать «настоящее государство». Характерная черта горца, по работам царских историков, — его страсть к набегам, к «хищничеству». К рассказам о грабежах и набегах горцев нужно относиться с крайней осторожностью. Следует помнить, что Кавказская война была в значительной мере войной партизанской и что происходившие в действительности набеги (немало их оказалось и просто выдуманными) являлись именно такими партизанскими действиями. Исключение составляют лишь набеги, практиковавшиеся горскими феодалами и чрезвычайно близкие по своему характеру к хищнической деятельности баронов западноевропейского средневековья. Наконец, необходимо иметь в виду, что набеги производились и царской армией, и в особенности поселенными на линии казаками.

Высокомерно-дворянское отношение царских офицеров к горцам часто не позволяло им видеть действительные отношения, создававшиеся в горской среде, и заставляло мерить одной меркой различные классы горского населения. Как пример можно привести из «Обзора по управлению левым флангом Кавказской линии за 1839 г.» фразу, относящуюся к Шамилю: «он начал пропове-дывать всеобщее равенство».