Ожидавший его прибытия Везенмайер сообщил Рапу, что он также получпл приказ из ставки германского верховного командования, за выполнение которого оба они отвечают головой. Затем Везепмайер информировал Рана о положении в Венгрии. Конкретными сведениями о переговорах Хорти по подписанию перемирия Везенмайер пе располагал, у пего были лишь «сильные подозрения». О подписании перемирия он и подавно ничего не знал. Везенмайер опасался прпмепения гитлеровцами силы, считая, что в результате этого венгерские части могут повернуть оружие против немцев.

Таким образом, Везенмайер и Раи сошлись па том, что следует еще раз попытаться изменить обстановку в свою пользу дипломатическим путем. Действуя в этом духе, они просили Випкельмана не начинать операцию, пока Ран не переговорит с Хорти. Впнкельмап ответил, что Бах-Залевски, которому поручили военпое руководство операцией, насколько ему известно,— сторонник насильственных действий. В конце концов они договорились, что военная операция будет зависеть от результатов их встречи с Хорти, назначенной па 15 октября.

Тем временем во дворце (где ничего пе знали о причине визита Везенмайера к Хорти, так же как и Везепмайер ничего не знал о намерениях Хорти) продолжалась работа по подготовке прокламации о подписании перемирия. Утром 14 октября Хорти был занят обсуждением военных вопросов. Оп вызвал к себе Антала Ваттаи, Белу Аггтелеки (назначенного вместо Бакан командиром будапештского корпуса), начальника личной охраны генерала Лазара, а также прибывшего в Будапешт командира 4-го корпуса геперала Ференца Фаркаша. Ознакомив присутствовавших с создавшейся обстановкой, Хорти поставил перед каждым из нпх боевую задачу. Так, оборона дворца и резиденции премьер-министра была поручепа генералу Лаза-ру; Фаркаш назначался командующим войсками пешт-ского плацдарма и частей, прибывавших в столицу: Аггтелеки поручили командование 1-м корпусом и военной речной флотилией. После этого Хорти, полагая, что военная сторона подготовки к выполнению условий перемирия обеспечепа, перешел.