Отряд Суторихина совершенно не был подготовлен к бою. Командир не выполнил плана подготовки к обороне. Люди, рассредоточенные по всей слободе, спали раздетыми.

Начальник Амгинского гарнизона Суторихин и начальник частей аянского направления Баринов, застигнутые врасплох, растерялись и в панике бежали, оставив своих людей.

Не останавливаясь, без единого выстрела, атакующие ворвались в Амгу с двух сторон. Красноармейцы выскакивали из домов, ведя беспорядочную, разрозненную стрельбу.

В центре Амги находился начальник пулемета Ренкус. Услышав стрельбу, он выкатил «максим» на улицу. Одного пулеметчика он послал к Суторихину для связи.

Скоро показалось несколько цепей белых. Когда до них осталось шагов пятьдесят, Ренкус открыл огонь. Несколько пепеляевцев было убито и ранено. Наступающие залегли, стали стрелять по пулемету.

Минут двадцать Ренкус задерживал цепи белых, нанося им большие потери. Но вот заложена последняя лента. Набивать новые некому — три пулеметчика ранены, а один убит. Ренкус решил расстрелять последнюю ленту и уйти, но не успел. Белые пробрались огородами и ворвались во двор. Удар прикладом повалил пулеметчика на землю.

Группа красноармейцев собралась у церковной ограды, командование над ней принял военком Ф. Ляж-нин. Более двух часов она сдерживала натиск превосходящих сил противника, а затем организованно отступила и направилась в Якутск.

Селение заняли пепеляевцы. В этом бою они потеряли тридцать два человека убитыми и двадцать ранеными. С нашей стороны оказалось двадцать человек убитыми и ранеными и сорок попало в плен. Пепеляевцы захватили три тяжелых- и два легких пулемета, несколько тысяч пудов продовольствия.