Так войсковой круг и не состоялся. Войсковое же правительство в Моздок, конечно, не приехало.

Председателем областного народного съезда был избран казак, член Моздокского военно-революционного совета Дмитриенко; товарищами председателя — ЕС. Богданов и Д. А. Бабков (делегаты Грозного), А. И. Филатов (Нальчик), В. Ф. Тронов (Георгиевск); секретарем — А. П. Сахаров (Владикавказ) и несколько товарищей секретаря.

Острейшая борьба на съезде развернулась сразу же с момента открытия его. Социалистический блок полагал, что съезд должен не только образовать новую областную революционную власть, но и облечь ее определенной политической программой. Поэтому представители блока настаивали на таком порядке работ съезда:

1) текущий политический момент — положение в Терской области; 2) организация временной областной власти; 3) земельный вопрос; 4) национальный вопрос; 5) рабочий вопрос; 6) продовольственный вопрос; 7) выделение из областной революционной власти Терского военно-революционного комитета; 8) создание отдельских и окружных в.-р. комитетов; 9) избрание комиссии для организации второго областного народного съезда.

Инициаторы же Моздокского съезда и почти вся казачья фракция требовали, чтобы съезд только решил вопрос о войне и мире с чеченским и ингушским народами и организовал твердую областную власть. Все же остальные вопросы, по их мнению, выходят за пределы компетенции настоящего съезда и могут быть решены только местным краевым учредительным собранием.

Обсуждение порядка работы съезда развернулось в жаркие прения по существу главного решающего вопроса — быть на Тереке войне или миру?

В ответ на яростные призывы делегатов ряда моздокских и сунженскнх станиц к беспощадной войне против чеченского и ингушского народов выступил горячо, взволнованно представитель Армейского центра Кавказского фронта большевик Шакро Палавандашвили. От имени многострадальной Кавказской армии он предложил поставить ребром вопрос о мирном сотрудничестве с чеченцами и ингушами, дать телеграмму о приглашении на съезд их представителей.