Я рассказал ему о той роли, какую сыграла работа председателя Мао «О стратегии борьбы против японского империализма», написан-пая в декабре 1935 года, для объединения в единый фронт с нами дунбэйских войск и войск Северо-Запада, но он совершенно не слушал меня.

Дивизия Чэнь Силяпя, а также штаб Чжан Готао оказались пе в состоянии форсировать реку, видимо, по причине того, что на их пути оказались войска Ван Цзюня и Ма.

После того как Чжан Готао прибыл в Далачи, две дивизии из армии Ван Цзюпя, следуя по пятам войск Четвертого фронта, отрезали передовые части. Я сказал Чжан Готао, что, если отрезанные части смогут задержать продвижение войск противника по фронту, наша 1-я армейская группа сразу же атакует преследующего противника с фланга и с тыла и устроит засаду в Далачи. Таким образом, вполне возможно уничтожить две дивизии из войск Ван Цзюня и установить связь с главными силами войск Четвертого фронта, переправившимися через реку с ее северного берега. Чжан Готао на словах согласился с моими предложениями, но по секрету от меня отдал приказ частям Ван Хункуня отступить к уездному городку Тунсинь, тем самым расстроив наш оперативный план.
Х
Я еще раз обсудил с Чжаном вопрос об организации засады в районе между Хайюанем и Тунсинем и уничтожении отрядов Ван Цзюпя. Он на словах опять согласился со мной, но снова отдал приказ войскам Четвертого фронта отступить на восток, тем самым мешая осуществлению плана разгрома противника из засады. В связи с тем что Чжап Готао многократно нарушал наши оперативные планы ведения боевых действий, мы были вынуждены отдать противнику большую часть территории западнее Ювана. Если бы в то время наши войска уничтожили армию Baн Цзюня, то сианьские события1 произошли бы раньше, а наша армия могла бы контролировать город Ланьчжоу и тем самым железную дорогу Ланьчжоу — Синин, а может быть, и всю провинцию Ганьсу.