В своем ответе-объяснении Я. Арсанов допустил грубейшие клеветнические выпады против Г. К. Орджоникидзе, возмутившие съезд так, что был даже поставлен вопрос об исключении его из числа делегатов съезда. В конце концов Я. Арсанов извинился перед Г. К. Орджоникидзе, но настаивал на предъявлении конкретных доказательств, что он является агентом Чермоева.

Никаких решений по декларации не было, конечно, принято. Но с единством национальных горских фракций в том виде, как оно действовало на первых четырех областных народных съездах, было покончено.

Хотя в Чечне еще не было коммунистов, однако и чеченская делегация на V областном съезде также не была уже единой. Аслан-бек Шерипов в своих речах впервые подчеркивал, что он выступает от имени не чеченской фракции, а чеченской Красной Армии, избравшей его своим делегатом. Как и Андрей Гостиев, он разоблачал «политику приспособления», с гневом говорил, что политические лицемеры существуют и в среде чеченского народа, что и среди чеченцев есть люди, которые, признавая на словах Советскую власть, на самом деле ведут подлую работу против власти.

Политическое размежевание произошло раньше всего, конечно, в осетинской делегации, еще на III и особенно на IV областном съезде. Теперь же в осетинской делегации съезда коммунистов и сочувствующих было подавляющее большинство, и фракция отказалась выделить своих представителей в горское бюро V съезда. Ахмет Цаликов оставался председателем горского бюро персонально, а не как член осетинской фракции.

V областной народный съезд открылся 28 ноября. Значение съезда определялось, прежде всего, широким представительством трудового казачества: на съезд прибыли делегаты из станиц всех четырех казачьих отделов (округов).

Вообще это был самый многолюдный и представительный из всех областных народных съездов. Несмотря на военную разруху, на оторванность некоторых частей области, во Владикавказе собралось более 750 делегатов.

Состав съезда отразил большие политические изменения, происшедшие на Тереке за пять месяцев гражданской войны. Большевистская партия была теперь не только ведущей, но по существу единственной политической партией на съезде. Имелись, правда, небольшие фракции левых эсеров и «народных коммунистов», но по всем вопросам они выступали вместе с большевиками. Знаменательно было участие в работах съезда впервые значительного числа горцев-коммунистов и казаков-коммунистов.