Не полумеры нужны, а «полное устранение бюрократического режима. Пусть поэтому нынешнее освободительное движение,— призвал Цаголов ингушей, всех горцев,— найдет сочувственный отклик в дымной ингушской сакле, в отзывчивом, гордом, смелом, но исстрадавшемся сердце каждого горца. Только-в успехе этого движения может лежать счастье ингушского народа».
Социал-демократические организации Терека и Дагестана устанавливали связь с крестьянами Чечни. Солдаты-большевики гарнизонов Шатоя, Воздвиженской, Ведено приглашали крестьян на митинги, тайные сходки солдат. Член партии большевик А. Болдырев, служивший в 253-м Грозненском резервном батальоне в Шатое, и фельдшер лазарета гарнизона М. Дуги-нов получали от работников Грозненского комитета РСДРП листовки, брошюры, газеты «антиправительственного содержания», переписывались с Петровской группой Терско-Дагестанского союза РСДРП. Одному из руководителей этой группы К. Голо-вачевскому Болдырев писал 3 июня 1906 г.: «С чеченцами завел дружбу, пользуюсь доверием, а сегодня меня должны познакомить с их главными, которые будут просить меня помочь словами и делом, … не знаете ли вы способы пересылки писем членам Думы, так как писать прямо в Думу рискованно, а здешние чеченцы хотят писать своему члену Эльдарханову».

Революционно-пропагандистская работа большевиков среди крестьян, забастовочное движение в Грозном летом 1906 г. давали свои результаты: «Умы горцев, несомненно, были поколеблены злонамеренными лицами, — писал начальник Веденского округа полковник Галаев,— «в селениях нет порядка, …жители не слушаются старших, не исполняют их приказаний, не являются на вызовы в суд, не выполняют денежных повинностей, не платят уже несколько лет подряд жалования старшинам, …сами старшины и выборные не в силах бороться с этим злом».

Больше всего неподчинения властям отмечалось в чеченских селениях округа Хой, Нежилой и Макажой.

В Осетии после разгрома ее и арестов, репрессий за всенародное движение, имевшее место в округе в 1905 г., летом 1906 г. широкого аграрного движения не наблюдалось, происходили лишь отдельные разрозненные выступления крестьян. В Суадагском ущелье, например, крестьяне заставили прекратить работы по восстановлению помещений лесничества, разгромленных.