Не менее важную роль играют данные этнографии при создании сложных историко-социологических построений.

В разделе по палеоэкономическому моделированию отмечалось, что без привлечения этнографических материалов и письменных источников решение этих задач было бы невозможно. Этнографы не без основания подчеркивают, что отказ от использования выводов этнографии есть отрицание общих законов развития общества (Кабо, 1968, с. 263). «…Сочетание этнографических и археологических свидетельств при определенных условиях и в определенной сфере исследования не только оказывается полезным для археологии, но и направляет само исследование» (Бибиков, 1969, с. 14).

Нормы потребления мяса, зерна, урожайность при использовании примитивных форм земледелия и примитивных земледельческих орудий, норма потребления фуража крупным и мелким рогатым скотом, производительность труда в различных видах деятельности — эти и другие данные этнографии и письменных источников составляют основу для интерпретации источников с целью создания палеоэкономических моделей. Здесь нет необходимости повторяться, однако, можно подчеркнуть, что по мере совершенствования палеоэкономических реконструкций роль и значение данных смежных наук будут неуклонно повышаться. Теоретизация археологического знания с неизбежностью ведет его к междисциплинарному уровню исследования.

Таким образом, этнографические данные привлекаются для создания своеобразных теоретических моделей, выполняющих при социальной интерпретации археологических материалов роль своеобразного методологического ориентира.

Оценивая значение этнографических данных в создании палеоэкономических реконструкций, В.М.Массон писал: «Естественно, что при изучении древних экономических систем на материалах археологии большое значение имеет опыт исследования экономики первобытных и раннеклассовых обществ, известных по данным этнографии и письменных источников» (Массон, 1976, с.95). Речь идет об использовании данных особой отрасли этнографической науки, известной в западной литературе под названием «экономической антропологии» (Семенов Ю.И., 1973).

Долгое время археологи широко применяли отдельные этнографические параллели безотносительно к тем социально-экономическим условиям, в которых существовали те или иные этнографически исследуемые реликтовые общества. Так, отдельные внешние признаки хозяйственной деятельности производящего типа привлекали для -объяснения архаичных форм присваивающего охотничьего хозяйства, показатели экономики раннеклассовых.