Надо не просто не любить страну, в которой живешь, но ненавидеть ее, чтобы говорить о виновности России в начале той войны, какими бы сценарными приемами и литературными пассажами ни обставлялась эта ложь. Клевета, которая сыграла главную роль в трагедии Царской Семьи, азначит и России, становится основным оружием и сейчас, когда приходит понимание значения этой утраты в жизни народа. Ложь приняла другое обличье, но от этого не перестала быть ложью.

Обращаясь к юношеским дневникам будущего Царя: «Работали в саду. Очищали три дерева, которые упали одно на другое. Затем разводили огромный костер. Мама пришла посмотреть на наш костер, до того он был привлекателен…», — недобросовестные исследователи проводят аналогии и делают почти незаметное на первый взгляд, далеко идущее умозаключение: «Горит, горит огромный костер в темноте ночи… Через много лет этот сероглазый отрок разожжет другой костер, в котором погибнет империя».

Избежать войны было невозможно: Германия понимала, что через три года, после реорганизации и перевооружения Русской армии, которые должны были завершиться в 1917 году, Россия будет ей не по зубам! И вот «1 августа 1914 года в 7 ч. 10 м. вечера, германский посол Пурталес вручил…официальное объявление войны».

Начавшаяся Великая война, как официально именовали тогда в России Первую мировую, потребовала напряжения всех народных сил. Россия, в отличие от Германии, не готовилась ни на кого нападать и не обладала достаточным запасом военного снаряжения. Производительность заводов Германии полностью обеспечила немецкую армию снарядами, особенно для тяжелой артиллерии, что и стало одной из основных причин неудач.