Набор стражников в Терской области проводили областная и Кавказская администрации и при их содействии агенты помещиков и представители реакционных сил горской общественности. Вначале для формирования команд полицейской стражи терские власти привлекали казаков; еще в январе 1906 г. по станицам был направлен некий прапорщик Алдатов с заданием набрать 400 человек. Но с весны наем стражников проводили главным образом в Чечне, Осетии, Ингушетии и отчасти в Кабарде, «…гг. Кайтовы, Доцоевы и К°, эти осетинские официальные шпионы и сыщики, находили,— сообщала местная пресса,— и еще находят людей и ведут их в Россию на охрану помещиков».

В Чечню для найма стражников приезжал полковник Отдельного корпуса жандармов Загоскин. Склоняя горцев на службу в стражники, им платили большие жалования — от 40 до 50 рублей в месяц, выдавали обмундирование, оружие, верховую лошадь, обещали награды за якобы почетную государственную службу, скрывая от них истинные цели их службы. «Большинство стражников, как удалось выяснить из расспросов,— писала газета «Терек»,— не имеет никакого представления о той позорной роли, которую они должны играть в России». В. И. Ленин писал, что «отряды добровольцев (а в условиях Терека стражники.— А. Д.) нанимались самими помещиками» для борьбы против крестьянского движения.

Большую роль в поездке горской молодежи на службу в стражники играли и экономические причины, надежда безземельных горцев поправить свое тяжелое материальное положение. Горцы идут в Россию,— как писала газета,— «только ввиду крайне затруднительных экономических условий, в которые они поставлены ввиду безземелия, не дающего возможности приложить к труду все наличные силы». Одной из причин выезда молодежи было, в частности из Осетии, разорение многих сел в результате опустошительной экспедиции Ляхова.