— На Якутск—куда больше? — предложили было четверо. И только один подал мысль пойти на Петропавловское и предупредить о падении Амги своих, чтобы их также не захватили врасплох. С ним согласились, и скоро маленькая группа торопливо зашагала на северо-восток, огибая Амгу с запада.

Путь далек — 200 верст тайгой, без продуктов, но об этом никто не думает. Каждый готов пожертвовать собой, лишь бы спасти Петропавловский гарнизон.

Первая победа окрылила пепеляевцев. Они стали энергично готовиться к дальнейшим действиям. В разных направлениях были срочно посланы уполномоченные для организации отрядов, для сбора теплой одежды, провианта и перевозочных средств. Пепеляев торопился завершить операцию по захвату Якутска.

Белые решили и пленных использовать для усиления дружины, а главное — для разложения красных отрядов. В избу к пленным приходили офицеры всех рангов и должностей. Перед ними цветистую речь произнес сам Куликовский, призывая красноармейцев перейти к Пепеляеву. Но те и слышать об этом не хотели. Пепеляев рассвирепел:

— Кто не желает вступить в дружину, с того снимут обувь, одежду и отпустят в Якутск, — заявил он. Дал два часа на размышление.

Задумались красноармейцы. Что делать? Пепеляев шутить не любит и свою угрозу выполнит. А куда пойдешь в одном белье? Наверняка замерзнешь.

Ренкус предложил сообщить, что все остаются у белых, а при первой возможности бежать к своим. В случае если до побега по необходимости придется участвовать в бою, стрелять в воздух.

«Добровольцев» зачислили в состав 2-го батальона.