Летом следующего года, когда разразилась очередная засуха, взбунтовалось простонародье чанъаньской округи, доведенное до отчаяния возросшими в несколько — до пяти — раз налоговыми поборами, а также своеволием ростовщиков и спекулянтов [23, цз. 165, с. 16668; 52, цз. 47, с. 283]. Семь лет спустя ситуация повторилась [47, цз. 236, с. 7601, 7609; 49, цз. 135, с. 14932-14933]. Однако на сей раз мятежное пламя бушевало несколько лет кряду, то слегка затухая, то опять вспыхивая с новой силой, а власти, хоть и старались, сколь могли, обеспечивать «успокоение» в главном городе империи, оказались вплоть до лета 811 г. не в состоянии совладать в полной мере с «разбойниками» [49, цз. 157, с. 15051; цз. 164, с. 15088; 51, цз. 671, с. 8027; цз. 689, с. 8219]. Короче говоря, обнаружилось, что предотвращать и искоренять «смуту», равно как и поддерживать спокойствие и порядок даже в Чанъани может порой оказаться для Танов на довольно значительный срок задачей далеко не простой. В пору кульминации крестьянской войны 874-901 гг. это проявилось с полной очевидностью.
На рубеже VIII — IX вв. продолжала давать о себе знать тенденция, выражавшаяся в наличии—среди преимущественно небольших, узкоместных восстаний — акций сколько-то крупных по числу участников и территориальному размаху. Одним из таких событий стал — что примечательно, опять-таки на Юге —«бунт» 773-775 гг. под руководством Гэшу Хуана в восточной и центральной частях тогдашней провинции Линнань. Начало ему положила 30 сентября 773 г. в Гуанчжоу группа повстанцев во главе с мелким военным чином Гэшу Хуаном масштабной и дерзкой акцией— расправой над линнаньским генерал-губернатором. Вскоре вокруг Гэшу Хуана организовалось руководящее ядро с участием «зачинателя стратагем» Су Хуаня (?—775), командиров конных отрядов Ван Мина (? — ок. 775 г.), Юэ Чи (?-ок. 775 г.) и др.

Их «соучастников по злодеянию» насчитывалось более 10 тыс. [49, цз. 122, с. 14864-14865]. Восстание распространилось на области Гуанчжоу, Шаочжоу (Цюйцзян), Сюаньчжоу (Хуэй-ян), Чаочжоу (Чаоань), Дуаньчжоу (Чжаоцин) и некоторые другие местности теперешнего Гуандуна, и, как сказано в танских нормативных историях, возникло «за Пятью перевалами27 беспокойство» [23, цз. 138, с. 16541; 49, цз. 122, с. 14864]. Свыше двух лет понадобилось властям, чтобы разгромить повстанцев: лишь 14 декабря 775 г., когда были казнены.