Комиссаром Владикавказского округа был заочно избран популярный в Осетии меньшевик-интернационалист Симон Алиевич Такоев (впоследствии коммунист). Он, находился на военной службе и вернулся в Осетию в конце апреля. Съезд избрал также восемь членов окружного исполнительного комитета: Казбека Борукаева, Михаила Гарданова, Г. М. Цаголова и других.

На других национальных съездах окружными комиссарами были избраны: в Назрановском округе, в Ингушетии — чиновник царского министерства земледелия Васангирей Джабагиев; в Грозненском округе — видный адвокат Ахметхан Мутушев, но более влиятельным в Чечне был его заместитель шейх Дени Арсанов; в Нальчикском округе, в Кабардино-Балкарии, по презрительному замечанию М. Энеева, «начальника округа Клижбеева сменил его свояк Чижоков».

Скоро средоточием сил горской контрреволюции стал Союз объединенных горцев Кавказа. Он был учрежден на съезде горских народов, открывшемся 1 мая во Владикавказе. Это был по существу Северо-Кавказский мусульманский съезд. Вся работа его проходила под лозунгами панисламизма, единства и общности интересов всех мусульман.

Один из организаторов съезда, крупнейший кумыкский помещик князь Рашид-Хан Капланов, в докладе по организационному вопросу заявил: «При созыве съезда мы не ограничились только Терской областью и стали искать союзников себе. Мы обратились к дагестанцам, поехали в Баку. Здесь нетрудно было установить, что мусульмане живут одними с нами идеалами».

А представитель уже образовавшегося к тому времени в Баку Кавказского мусульманского союза так начал свое патетическое приветствие съезду: «Братья мусульмане! Наконец-то заговорил, заговорил властно и тот могучий сфинкс, которому имя — Ислам!» Он призвал съезд к плодотворной работе «на благо 30-миллионного мусульманства» России.2

Кстати, небольшая, но любопытная деталь: съезд горцев Северного Кавказа финансировал не кто иной, как …бакинский миллионер Тагиев, пожертвовавший на организацию его 50 тысяч рублей. Чеченский нефтепромышленник Тапа Чермоев внес 20 тысяч рублей.