К. Мамулов, главный оратор правых эсеров, не соглашался с теми, кто утверждал, что «политику надо строить на признании Советской власти». «Никакая пролетарская армия, построенная на классовых признаках,— говорил он,— не способна вести внешние войны». Он предлагает «объединить реальные силы Северного Кавказа», вести дружественную политику в отношении Закавказского правительства и всячески помогать ему.

Представитель меньшевистской фракции П. Берман-Кожаный также призывал объединить «реальные силы», «сплотиться с соседними республиками», «сплотиться всем областям, даже если соседи окажутся не так революционны, как мы».

Выступления правых эсеров и меньшевиков по докладу военного комиссара не оставляли сомнений в том, за какое объединение перед лицом наступающего врага они ратуют. И неудивительно, что именно те, кто выступал на съезде с подобными призывами, через каких-нибудь два месяца приняли самое активное участие в контрреволюционном бичераховском восстании против Советской власти.

Всем им хорошо ответил представитель социалистического блока Осетии Казбек Бутаев. «Горький опыт наших соседей,— сказал он,— предостерегает нас от повторения их ошибок. В Закавказье и на Украине народы справились бы с опасностями, ниспосланными им историей, если бы среди них не оказались предатели — те группы и элементы, которые ради сохранения своих богатств и привилегий идут на измену народу. И среди нас нашлись господа, которые самозванно объявили по желанию Турции независимость Северного Кавказа… Не может быть сохранен внутри страны гражданский мир, о котором здесь говорили, для предателей и изменников народа… Для спасения края нужна одна свобода — свобода действий народной власти. Все, кто мешает победоносному шествию революции,— должны быть безжалостно сметены».

Асланбек Шерипов в своей большой речи напомнил съезду о других изменниках и предателях — о контрреволюционных верхах казачества, с помощью немцев и гайдамаков, опять утвердившихся на Дону. За турецкую ориентацию стоят помещики, стоит Нажмуддин Гоцинский,— сказал он. Но «если есть опасность, что буржуазные группы ради сохранения своих богатств вызывают туркофильское движение, то с не меньшим подозрением мы относимся к известной.