И это понятно, ибо формирование домашних видов животных и весь способ их жизнедеятельности являются прямым результатом хозяйственной деятельности людей. Именно такой подход демонстрирует Ю.А.Краснов, рассматривая различные вопросы древнейшего скотоводства в изучаемом регионе.

Здесь нет смысла подробно останавливаться на всех аспектах этой темы. Можно лишь подчеркнуть, что, идя по этому пути, Ю.А.Краснов сумел сформулировать ряд важнейших выводов. Так, им показывается, что крупный рогатый скот в Ш—П тысячелетиях до н.э. в лесной полосе был неоднороден и представлен двумя различающимися по размерам популяциями. В работе также подчеркивается, что мелкий рогатый скот здесь появляется в результате заимствований из южных территорий. На основе комплексного подхода решается вопрос о том, какие формы животноводства могли знать племена бронзового века на указанной территории. «О формах животноводческого хозяйства древности, — заключает автор монографии, — археология либо совершенно не дает никакого материала, либо дает его чрезвычайно мало. Поэтому при отсутствии письменных данных остается лишь один путь исследования этого вопроса — аналогия по этнографическим данным» (там же, с. 120). Этнографические свидетельства показывают, что в условиях леса единственной формой живот-. новодства могло бьггь так называемое оседлое, или придомное, животноводство, т.е. та форма, которая предполагает использование для выпаса/ ближайших к поселению угодий. Придомное животноводство со свободным содержанием скота и свиней было наиболее древней формой животноводства. Причем не исключено, что в таких условиях при наличии загонов скот мог круглогодично находиться под открытым небом.

Наибольший интерес вызывает подход Ю.А.Краснова к определению действительного состава стада по костным остаткам. Дело в том, что количественное соотношение особей в остеологическом материале памятников не может считаться точным отражением соотношений между животными в действительном стаде по той причине, что не все животные забивались в одном и том же возрасте. Поэтому, по справедливому замечанию Ю.А.Краснова, требуется выработка специальной методики оценки материала. Учитывая, что крупный рогатый скот забивался в возрасте в четыре раза большем, чем возраст свиньи, лошадь — в три раза большем, коза и овца — полтора раза большем, эти показатели можно рассматривать в качестве поправочных коэффициентов. Чтобы получить действительный показатель количества особей каждого вида в стаде, нужно эмпирические данные по количеству особей каждого вида умножить на соответствующий коэффициент.