И вот в тот момент, когда угроза второго окружения Царицына стала реальной, когда на требования Военного совета о присылке огнеприпасов Реввоенсовет республики по-прежнему молчал, когда на оперативные донесения Царицына штаб Южного фронта фактически никак не реагировал, создалось нетерпимое положение еще и с вопросом о взаимоотношениях с Центром в отношении управления и командования.

Со стороны Реввоенсовета республики и главного командования продолжали поступать распоряжения, которые еще больше осложняли работу Военного совета обороны Царицына.

6 октября товарищ Сталин выехал в Москву для личного доклада В.И. Ленину.

В Царицын продолжали сыпаться телеграммы Троцкого о том, что «командующему Южным фронтом принадлежит полная самостоятельность во всех вопросах оперативно-стратегического характера. Соответствующие приказы командующего скрепляются подписью одного из членов РВС Юж-фронта», что «штаб Южфронта с 5 октября располагается в городе Козлове.

Затем последовало распоряжение о том, что весь Южный фронт подразделяется на пять районов2, каждый район составляет армию (8, 9, 10, 11 и 12-ю), причем вооруженные силы, находящиеся на камышинском и царицынском направлениях, образуют 10-ю армию. Командующим 10-й армией назначается тов. Ворошилов.

Последнее распоряжение о назначении тов. Ворошилова командующим 10-й армией заставило тов. Ворошилова послать следующую телеграмму в Центр.