Германия сама стремилась стать активным экспортером зерна на мировой рынок. Эти обстоятельства отражались на русско-германской торговле.

С конца 70-х годов по середину 90-х годов XIX в. между Германией и Россией шла «протекционистская» борьба, перешедшая в настоящую таможенную войну. Поскольку от этого страдали обе стороны, начались переговоры. В результате в марте 1894 г. вступил в силу русско-германский торговый договор. Россия получала статус «наиболее благоприятствуемой страны». Специальные ограничения на ввоз русского зерна были сняты; оно облагалось теми же пошлинами, что и зерно из других стран. Россия сделала уступки в сбыте продукции германской промышленности.

Договор 1894 г., увеличивавший вывоз хлеба из России в Германию, вызвал резкие нападки со стороны германских аграриев. Они считали слишком низкими немецкие пошлины, начали давить на свое правительство. Уже в мае 1894 г. рейхстаг принял закон о «ввозных свидетельствах». Однако германские землевладельцы не были этим удовлетворены. Они требовали снова двойного обложения русского хлеба и ликвидации принципа наибольшего благоприятствования. В результате в конце 1902 г. в Германии был принят новый таможенный тариф, повышавший пошлины на ввозимые в Германию сельскохозяйственные товары и фабрикаты. В ответ в России в январе 1903 г. был принят «общий тариф», устанавливавший ряд дополнительных пошлин.

Но в каждой из этих стран влиятельные буржуазно-помещичьи круги были недовольные создавшимся положением. Поэтому русско-германские переговоры возобновились. В их ходе германская сторона заявила, что она не может отступать от ставок тарифа 1902 г. Политическая конъюнктура была очень неблагоприятна для России: шла русско-японская война, назревала революция. Правящие круги Германии использовали ее в своих интересах. В июле 1904 г. состоялось подписание так называемой дополнительной конвенции (к договору 1894 г.), по существу представлявшей собой новый торговый договор, который должен был действовать с марта 1906 г. по 31 декабря 1917 г.