Этот очень важный вопрос — о национальном составе «латышей» —не был освещен во время допроса Сергеевым. Он не обратил внимание на то, что Медведев, будучи начальником внешней охраны, которому доверял Юровский, ежедневно бывал в доме, проверяя посты охраны, не мог не запомнить кого-то из «латышей».

В постановлении об обвинении П. Медведева Сергеев указал: «Показаниями свидетелей Михаила Летеми-на и Марии Медведевой установлено, что старшим в охранной команде (разводящим) был Павел Спиридонович Медведев, принимавший непосредственное участие в расстреле Царской семьи». Оба свидетеля не были очевидцами расстрела, а свои показания дали со слов А. Стре-котина М. Летемину и П. Медведева жене Марии, что он отрицал даже на очной ставке. Следователь Сергеев вынес это постановление 20 февраля 1919 года и только на следующий день произвел допрос П. Медведева, не согласившись с правдивостью его показаний.

Ничто так не подтверждает надуманность обвинений против П. Медведева, выдвинутых Сергеевым, как заключительная часть его постановления, которую следует привести полностью: «Крестьянина Пермской губ., Екатеринбургского уезда, Сысертской волости и завода Павла Спиридоновича Медведева, 31 года, привлечь по настоящему делу к следствию в качестве обвиняемого в том, что по предварительному уговору с другими лицами, задумав заранее лишить жизни заключенных в доме Ипатьева. Императора Николая П-го, супругу его Александру Федоровну, Наследника Алексея Николаевича и в. княжон Ольгу, Марию, Татьяну и Анастасию. Соколов не привел в своей книге протокол допроса П. Медведева Сергеевым, так как он проводился без представителя прокуратуры.