Это можно проиллюстрировать одним достаточно характерным примером. А.П. Окладников писал, что сходство больших жилищ из Костенок I и Костенок IV с жилищами североамериканских индейцев свидетельствует о сходстве социального устройства позднепалеолитических общин и племен индейцев Северной Америки (Окладников, 1957, с. 19). К сожалению, подобные примеры использования этнографических свидетельств еще нередко встречаются даже у тех археологов, которые призывают к корректному использованию данных Этнографии.

Недостатки, порождающие ошибки методологического характера, поставили на повестку дня вопрос о тех условиях и границах, в которых возможно привлечение данных смежных наук для археологических построений. В настоящее время стало ясно, что применение этнографических параллелей не может быть безграничным, что оно должно учитывать характер хозяйственной деятельности сравниваемых обществ, природно-климатические условия их жизни, т.е. учитывать весь контекст хозяйственно-бытовой деятельности в единстве природных и социальных факторов. В методологическом плане заслуживает одобрения общий вывод В.М.Массона о том, что «главным условием использования аналогий в археологии является принадлежность рассматриваемых обществ к одному хозяйственно-культурному типу с близким уровнем развития и сходной экономической ситуацией» (Массон, 1975, с. 99).

По существу, речь идет об использовании не вырванных из общего4 фона этнографических данных как таковых, а об использовании системных этнографических моделей. Это имеет принципиально важное значение, ибо привлечение данных этнографии, письменных источников, а также данных других наук вводит в русло методологически обоснованных поисков. Сравнение археологических феноменов с этнографическими свидетельствами с целью расшифровки заключенной в них социологической информации в таких условиях позволяет уловить моменты необходимые, закономерные и отказаться от использования случайных данных. Иными словами, сравнение на уровне системных моделей позволяет проникать в сущность изучаемых археологических явлений, а не останавливаться на чисто формальных признаках сходства, скрывающих, как правило, сущностные свойства предметов и явлений. Понимание этих специфических условий использования этнографических данных в археологических исследованиях — безусловное достижение археологии последних лет.